Слушать онлайн радио
Смотреть онлайн ТВ
Читать онлайн газеты
Яндекс.Погода



«Поэзия — это последнее, что нужно человеку!»

Просмотров: 2315
11.11.2011 16:09

«Поэзия — это последнее, что нужно человеку!»

В разные моменты с разной интонацией в течение литературного вечера в библиотеке имени Пушкина звучала фраза, вынесенная в заголовок. К примеру, профессор, доктор филологии Леонид Быков произнес ее с усмешечкой: вам ли, собравшимся здесь в студеный вечер выходного дня, чтобы поговорить о поэзии, верить этому?

Собственно, ничего в этом утверждении обидного для поэзии нет. Хлеб насущный всегда сопоставим с жизнью, а значит, и со смертью, а поэзия — иногда. Тема творческой встречи с поэтами и литературтрегерами Виталием Пухановым (Москва) и Василием Чепелевым (Екатеринбург) — о современной поэзии, издательском и премиальном процессах, профессиональный комментарий профессора, доктора филологии, зав кафедрой русской литературы УрГУ Леонида Быкова. Вела встречу каменская поэтесса Наталия Санникова.

Про Виталия Пуханова, главного в этом трио, можно сказать, что сегодня это один из самых ярких поэтов современности. Выпускник Литинститута, первый и последний лауреат премии Мандельштама, работал редактором отдела в журнале «Октябрь», в то время в этом толстом журнале публиковались стихи каменского поэта Ивана Паздникова.

Иные думают: вот окончил Литинститут, там научили писать стихи.

На самом деле после Литературного пишущему труднее. Образованность, прививка против пошлости не дают возможности писать неплохо. Только если сопоставимо со смертью. Или с жизнью. Наученность поэтическим приемам, доскональное знание поэтики прошлого и настоящего — строевая, а для победы нужна своя собственная тактика, методика сложения, говорения с читателем.

Мерилом свершившегося акта в искусстве и поэзии всегда служили мурашки. Нужно быть толстокожим, холодным, глухим, совсем темным, чтобы не ощутить это проявление крайнего волнения, когда слушаешь стихи Виталия Пуханова в его исполнении. Самому можно произнести не так, сбить ритм, не почувствовать архитектонику стиха. Впрочем, концовка всегда проста и безжалостна.

Скандал с его стихотворением о блокаде Ленинграда — пример того, что людям вовсе не хочется разбираться в том, кто прав, кто виноват. Завопили в Интернете и СМИ: оскорбил память блокадников, растревожил кости погибших. Как говорится, с больной головы на здоровую. Пуханов как честный поэт, узнав правду об истинной причине голода в блокаду, не мог промолчать. Пепел блокадников стучал в его сердце. Имя невинных жертв назвал. Вот ведь совковая привычка смотреть кривде в глаза, не моргая. Нельзя говорить над могилами Пискаревки, что голодом уморили не гитлеровцы, а свои. Дважды преданные выжившие ленинградцы тоже против Пуханова. Но как поэту быть? Он не может писать несопоставимо смерти, несопоставимо жизни.

Стихи — очень концентрированная форма информации. В стихах из пучка строчек столько можно сказать, так сердце надорвать, что и роман не сможет. А Пуханова слушали три часа, передышкой служили комментарии критика от бога Леонида Быкова да совершенно необычные, с двойным дном, стихи Василия Чепелева.

И вот настал момент вопросов поэтам. А о чем спросить, если ты еще от мурашек не отошел? И жалость к героям пухановским, и восторг от тяжелого, как свинец, и легкого, прозрачного, как крыло стрекозы, слога. Ритм с явно ощутимыми тектоническими сдвигами и в то же время разломы эти связывают архитектурная стройность, выверенность стиха.

С Чепелевым — сложнее. Здесь нет прямых вопросов, нет видимого сюжета. Верлибр струится по неглубоким перекатам, кудрявый поток пересекает океан, а лирический герой озабочен совершенно неважными проблемами поиска какого-то страшно модного лейбла. В закоулках Нью-Йорка происходят мелкие-мелкие события, мелькают мелкие-мелкие картины заграничного, а может, и нет бытия.

Надо влиться в этот поток сознания, отдаться волнам и услышать автора. Но, чтобы вслушиваться так долго, нужно терпение. Не оказалось его у совсем молоденького слушателя, по виду школьника или студента.

— Не кажется ли вам, господа, что вы несете просто бред? — напрямую рубанул он гостям.

Пуханов разозлился и разобиделся, и тоже рубанул сплеча. В том смысле, что мальчик по радио, телевидению или в школе тоже один бред слышит. Но все-таки вовремя сообразил, что перед ним — не умеющий пока думать, слышать, понимать ребенок. Ну, спросил честно, что думал. И Виталий доверительно признался юному слушателю. Почему ломает ритм, почему «путает следы» его шпион, 20 лет ожидая связного «оттуда».

— Думаешь, я не могу писать что-то типа «Я помню чудное мгновенье…»? Могу, только ты не услышишь.

Василий Чепелев окончил медицинскую академию, потому и отлуп его был выдержан в стиле учебника психиатрии: бред — это бессознательное проявление болезни, а я здоров, пишу так, а не иначе с определенной целью. Действительно, о забытых стариках, инвалидах, сиротах написано в традиционно-пафосном стиле достаточно и бесполезно, по крайней мере, чиновники тех стихов не замечали никогда. А как издевательские строки (вроде бы над убогими подсмеивается поэт) выпорхнули в «ЖЖ», так не в одном собесе губу закусили от досады.

Про чепелевские стихи, которые будто бубнит себе под нос лирический герой, я подумала, что они очень близки чеховской манере. Что у Антона Павловича в активе? Нагромождение пошлостей, мухи на стекле. Скукота. А в итоге? Ну так вот, не спешите с выводами, не судите художника, не прислушавшись, не настроившись с ним на одну волну. Или балабановский фильм «Брат» вспомните. Сначала накинулись: о чем кино? А с каждым годом «Брата» понимаем все лучше и лучше.

И еще несколько часов кряду гости слушали городских поэтов. Внимательно, уважительно. За тем приехали.

Поэты разные, не похожие ни в чем. Вот «тихий голос каменской поэзии» Нина Лагунова. Как она свободно себя чувствует среди библейских персонажей. Размышляет над их поведением. Она далека от издательских проблем. Зато сразу у нескольких поэтов нынче вышли в свет книжки. Поздравили Михаила Минина, Галину Рудницкую с выходом книжек стихов. У Нины Буйносовой поэма на выходе, уже в типографии.

Как оценили литературтрегеры наших поэтов, не знаю. Мне хватило 6 с лишним часов глубокого погружения в мир поэзии. Поэты, каменские и столичные, расставаться не спешили. Они не устали читать стихи, говорить о стихах даже заполночь.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Следите за нашими новостями:
  

© 2019 Ассоциация «Редакция газеты «Новый Компас», г. Каменск-Уральский. Все права защищены.
При использовании материалов портала, гиперссылка на «Новый Каменск» обязательна.
Использование собственных материалов портала изданиями (как печатными, так и электронными), которые территориально привязаны к Каменску-Уральскому, запрещено.
Яндекс.Метрика