Слушать онлайн радио
Смотреть онлайн ТВ
Читать онлайн газеты
Яндекс.Погода



Играть - это ПЛОХО!

Просмотров: 2303
18.01.2013 13:52

Зам. редактора журнала «Урал» Надежда Колтышева и Андрей Ильенков, зав. отделом поэзии рассказывали о жизни «Урала», его авторах, как об очень близких друзьях. И среди них наша поэтесса Наталия Санникова. «Урал» - настоящий толстый журнал, за которыми приходилось охотиться в советские времена. Сейчас не надо, от корки до корки журнал можно прочитать в Интернете. Или в библиотеке. 

За день до встречи в библиотеке имени Пушкина с редакцией журнала «Урал» я думала, что туда я не пойду, потому что главная тема встречи – это презентация сборника Сигарева «Жить». А вечером в «Кинофоксе» - премьера фильма «Жить». Как я считала, мне вполне достаточно фильма «Волчок», сенсации «Кинотавра» 2009 года. Смотрела его не отрываясь, морщась, мучаясь, страдая от отвращения ко всему, что происходило на экране. Можно было просто встать и уйти. Но в том–то и дело, что нельзя. Дикая история, дикие люди. Бедный ребенок, лучшие друзья которого – обитатели кладбища. Нет, не посетители и не бомжи, не могильщики. Именно те, кто тут похоронен. А бросить все и уйти было невозможно, потому что хоть плюйся, хоть плачь, а сделано здорово. Я вот не знаю, как сказать про восприятие безобразного в искусстве – любуемся ли мы, скажем, персонажами Лотрека?

Как выглядит один из культовых режиссеров современности, лауреат десятка самых престижных премий международных кинофестивалей?

Скандально и стильно. Он в вязаной шапке – колпаке набекрень, шея обмотана шарфом. 

Но знаете ведь умище-то не спрячешь ни под каким колпаком, тем более что Сигарев не натягивает его на глаза. А глаза у него необыкновенные. В них и смотрите. Они мудрые, добрые, насмешливые и очень красивые.

Это вообще очень гармоничная и красивая пара – драматург, сценарист, режиссер Василий Сигарев и его жена – актриса Яна Троянова. Она тоже одета стильно и демократично – в джинсах и куртке. Но вообще-то Яна может натянуть какой-нибудь невообразимый прикидец с дырками во всех местах. Это не нанесет ни малейшего урона ее внешности. Блондинка, возможно, натуральная. Тонкие точеные черты, точеная тонкая фигура, легкая и сильная. Сказала бы, что супермодель, да Василий обидится, «модель» у него ругательное слово.

Было интересно, как он нашел Ирму Арендт (Ирину Симанову в миру, актрису и режиссера нашего театра драмы).

- Просто. Зашел на сайт «Драмы № 3», как заходил на сайт других театров. Увидел живые лица. Это такая редкость сегодня – живое, человеческое лицо актрисы, а не фарфоровой куклы с ногами и всем прочим. Можно найти сотни таких лиц по стране. Но работать с непрофессионалами неудобно, много времени и сил ушло бы. Что мне нужна именно эта актриса, я не сомневался. Но пришлось подождать, пока она перестанет играть. Игра – это плохо для актера.

Что имеет в виду режиссер, вы увидите в фильме «Жить». А вот что рассказала мне сама Ирина.

- Вася же ничего не советует, не поправляет. Просто надо повторить дубль. Сказал, ЧТО надо, а КАК это получится, я должна почувствовать.

- А как вообще вы чувствовали себя на съемках у Сигарева? Какая там атмосфера?

- Планировалось сначала, что снимать будут в Нижнем Тагиле, но продюсер посчитал неудобным везти на Урал кучу народу и технику. Да еще надеялся пригласить московских актеров. Это же надежнее, удобнее. Мне рассказывали, как проходили кастинги на роль моей героини. Опытные, профессиональные актрисы шли чередой одна лучше другой. Продюсер и комиссия находили очень достоянные кандидатуры. А Сигарев глаз не поднимал, не смотрел на претенденток вовсе. На все призывы оценить очередную ценную кандидатуру, он пытался расковырять стол, за которым сидел, и бубнил одно и то же: «У меня есть актриса на эту роль». Наконец, продюсер сдался: "Ну вези уж свою актрису из какого-то там Каменска, не выговоришь, Уральского".

Василий Сигарев с гордостью сказал, что собралась команда на съемки «Жить» только из самых лучших в своем деле, профи. Актеры, цвет, музыка, камера – только лучшие люди кино.

Но вернемся к Ирме Арендт.

- Продюсер сказал, что не может заплатить мне обычный гонорар, только очень маленький. Бюджет ограничен и все такое. Как будто это могло заставить меня отказаться. Тем более что и московским актрисам не намного больше было обещано. Но когда надо было по сценарию показать в гробиках, в могиле, в подполе, залитом водой тела двух маленьких девочек, Сигарев не согласился ни на какую экономию. Хотя легко можно было бы снять так, что малышки и не поняли бы, где все происходит действие. Не мог Вася допустить такого. Заказали дорогущие восковые муляжи, на которые ушла едва ли не половина бюджета. На другой вариант Сигарев ни за что бы не согласился.

Я оттягиваю момент, когда мне все же придется хоть вкратце рассказать сюжет фильма «Жить». И вообще сказать, о чем он, зачем. Несколько не связанных между собой сюжетов перемежаются в фильме. Это истории об умерших людях, но мы их видим здесь, а не в лучшем из миров. Мать не может смириться с гибелью в автокатастрофе малышек–близняшек. Она уверена, что ее детей похоронили живыми. Я посчитала, что рядом со мной в зале сидит сумасшедшая женщина, почти как героиня на экране. На полном серьезе она взяла меня за рукав и спросила, как я думаю, девочек действительно похоронили живыми или матери это только кажется? Соседку мою очень обидело, что я сказала: «Разумеется, они погибли».

Василий Сигарев объяснил, что намеренно не делал разницы между мистикой и реальностью. Трудно понять, то ли мальчик придумывает злобное отношение к себе своей мамы, то ли на самом деле измученная беременная женщина так жестока к ребенку. Но самая больная, пронзительная и нестерпимо жгущая история с героиней Яны Трояновой. Красивая девчонка по прозвищу Гришка жила, растворенная в любви. А первый взгляд совершенно невозможная картинка: девушка сидит на стульчаке в туалете, вдруг что-то интересное захотела дать послушать милому, она зовет его в туалет, и ерзая на очке и хохоча, делится впечатлением. Ага, права Яна Троянова, характеризуя себя и мужа как варваров в искусстве? Слов за кадром ведь нет в почти документальном кино Сигарева. Говорят, действуют только сами герои. Никто в мире не видел еще эпизода сильнее этого доказывающего степень доверия любимому. А его взяли и убили какие-то отморозки практически на глазах у Гришки.

Все истории объединяет одно: страдания, боль тех, у кого умерли самые дорогие на свете люди. Без которых –никак. Кто не пережил, не сопережил, тому не понять, зачем так мучить зрителя. Боль струится с экрана. Но не только. Аристотель считал, что в смешном всегда есть частичка уродства. Так и наоборот. Смешная, пьяная, Гришка подкарауливает священника, чтобы тот передал ее обиду богу: зачем он заставляет ее по-прежнему любить, если допустил, чтобы любимого убили? Нелепая просьба отпеть ее, живую, потому что она все-таки умерла, невольно заставляет улыбнуться. И вообще, все-таки при всей трагичности сюжетов смешное присутствует. Как еще пережить смертельную боль потери? Безумная мать твердит, что дети живые. Мальчик видит как наяву отца живым. Гришку бог не наказывает за то, что она послала его в жопу. В образе любимого он является к ней домой, дает передохнуть от неизбывной тоски по Алешке. А потом бог ей говорит «Живи!». Какая тут чернуха? Этот фильм возвращает желание жить. Понимаешь, что не смирившиеся со смертью, не правы. Жить – это правильно.

                                                                                                    Татьяна КСЕНОФОНТОВА.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Следите за нашими новостями:
  

© 2019 Ассоциация «Редакция газеты «Новый Компас», г. Каменск-Уральский. Все права защищены.
При использовании материалов портала, гиперссылка на «Новый Каменск» обязательна.
Использование собственных материалов портала изданиями (как печатными, так и электронными), которые территориально привязаны к Каменску-Уральскому, запрещено.
Яндекс.Метрика