Слушать онлайн радио
Смотреть онлайн ТВ
Читать онлайн газеты
Яндекс.Погода



Облсуд не оправдал программиста

Просмотров: 2359
30.05.2013 13:05

Наталья Лисовая, корреспондент газеты "Новый Компас"

«Нерядовой разбой»  - под таким заголовком два месяца назад «НК» рассказал о резонансном уголовном деле по обвинению инженера-программиста Александра Сайфулина. Красногорский районный суд приговорил его к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. По версии обвинения, подвыпивший компьютерщик средь бела напал на девушку: приставив нож к горлу, требовал отдать телефон. По версии подсудимого, ни на кого он не нападал: полиция повесила на него несуществующую вину.
В защиту Александра участники каменских Интернет-форумов собрали почти 150 подписей. А 28 мая его дело рассмотрел Свердловский областной суд.

Величественное здание на Московской, 120, именуемое Дворцом правосудия. Большая статуя Фемиды с повязкой на глазах, весами и мечом правосудия в руках. И огромное количество рассматриваемых дел, за каждым – судьба человека. Только сегодня, 28 мая, облсуд должен вынести решения по 246 делам, в том числе по 128 уголовным. По статистике оправдательных приговоров – менее 1%. И все-таки есть надежда.
Более 3 часов мы ждем в коридоре (тоже красивом: мрамор, картины, мягкие диваны) начала процесса. Пока рассматривают другие дела. Над дверью в каждый зал судебного заседания – монитор с фамилиями судей и подсудимого. В залы приглашают по громкой связи.
Вот даже если предположить, что Александр напал-таки у ДКЦ с ножом на девушку, то зачем ему потом еще целый час болтаться на месте преступления? В ожидании задержания? Еще: найденный полицией свидетель (якобы видевший, как испуганная девушка выходила из кустов, где стоял Александр) оказался ранее судимым за кражи. Разобраться, подставной это свидетель или нет, можно было бы на суде, но ни на одно заседание этот гражданин так и не явился. Другой свидетель по делу (муж потерпевшей) тоже ранее привлекался к уголовной ответственности, причем тем самым оперуполномоченным, который теперь задержал Александра.
Честно говоря, я рассматриваю несколько другую версию происшедшего 17 мая 2012 года. Александр, гуляя с пивом возле ДКЦ, увидел девушку и решил, скажем, познакомиться. Подошел – она, вполне вероятно, испугалась. («Не бойся, меня Александром зовут. А тебя?» - эти его слова подтверждала в районном суде и сама потерпевшая. Только, по ее версии, Александр при этом держал у ее шеи нож. Но был ли нож?) В общем, по этой версии, Александр попытался познакомиться, может, даже попытался взять девушку под руку (тогда вполне объясним результат экспертизы: на одежде одного - синтетические волокна одежды другого и наоборот). Вполне вероятно, что девушка сказала: «Мне некогда, я тороплюсь». Тогда Александр попросил телефон – номер телефона! Может, девушка, испугавшись, и решила, что он требует сам аппарат. Может, даже, чтобы отделаться от приставшего прохожего, девушка пошла на хитрость: мол, я тороплюсь, вот сделаю свои дела – тогда приду, а ты подожди. Может, поэтому Александр остался гулять на «месте преступления»?
Все, кто знает Александра (с кем удалось переговорить), утверждают: не мог он напасть с ножом! Нож в деле мог появиться только из-за того, что он вообще был в кармане у Александра. Когда оперативник (который приехал с мужем потерпевшей и с ней самой) Сайфулина задержали, то нашли в его кармане нож: ого, так у тебя еще и нож!
Но Александр тверд в своих показаниях: «потерпевшую» увидел только в момент своего задержания. Но, казалось бы, зачем полиции оговаривать невиновного человека в несуществующем преступлении? Ради «палки» за раскрытое преступление? Или еще из-за чего-то... Активист движения «Каменск без наркотиков» Сергей Лопаревич на местном форуме заявлял: Сайфулин пытался бороться (есть даже документальные доказательства) с одним наркопритоном, который якобы «крышевала» полиция... К сожалению, эти обстоятельства в суде в суде не озвучивались...
Линия защиты Александра больше строится на процессуальных нарушениях. В деле действительно множество грубых процессуальных нарушений. Напомню только одно: на экспертизу орудие преступления – нож (сувенирный, вынутый из кармана Александра) – возила... сама потерпевшая. В качестве вещественных доказательств предметы приобщаются к делу уже после (и намного позже) того, как они направляются на экспертизу. По сути, это недопустимые доказательства. Фактически, хоть районный суд отметил грубые нарушения УПК следователем и оперативником, к разряду недопустимых такие доказательства не отнес. По закону у нас одно, на деле – другое. Еще один процессуальный «косяк»: ходатайство Александра о своевременном допросе свидетелей просто исчезло из дела: он сохранил копию с отметкой следователя о том, что ходатайство принято. Посмотрим, что скажет по этому поводу областной суд...
Еще вопрос. Как быть с тем, что полиграф, о котором так долго ходатайствовал Александр, показал его виновность? Адвокат объясняет: в его практике было несколько случаев, когда исследование на независимом полиграфе давало совсем другой результат, чем показывал полицейский «детектор лжи». Сайфулин проходил исследование на полиграфе в каменской полиции, причем повез его в здание на Мичурина именно тот самый оперативник, который его задерживал...
Кстати, про данного оперативника. Участник Интренет-форума Евгений рассказал о своем опыте общения с данным оперуполномоченным. Несколько лет назад (когда тот еще работал в ГИБДД), Евгений выиграл суд, признавший действия этого стража порядка противоправными. А именно: инспектор ГИБДД (ныне он старший оперуполномоченный уголовного розыска отдела полиции № 23) незаконно применил физическую силу (пытался повалить на землю и др.), назаконно завладел ключами от автомашины (его коллега скрутил руки, а он сам, пиная Евгения по ногам ниже колен, вытащил ключи из кармана). Гаишник дал показания, что Евгений оказал неповиновение законным требованиям милиции, и сослался на показания свидетеля, который проезжал мимо и якобы видел, как Евгений замахивался на милиционера, но данный «свидетель» в суд так и не явился. Евгений хотел, чтобы было возбуждено уголовное дело, но судья ему сообщил,   что инспектор и так наказан: его увольняют из полиции. Потом оказалось, что гаишник просто перевелся в другое подразделение...
...Нас вызывают в зал суда. За столом трое судей (две женщины и мужчина), они восседают на стульях-тронах с высокими резными спинками. На стене – экран: там Александр в металлической клетке СИЗО. Связь с подсудимым ведется в режиме видеоконференции (примерно как по скайпу). Лицо Александра видно на экране не очень четко, качество звука – так себе: вклиниваются какие-то посторонние бульканье, шуршание. Александр просит дать ему 2 минуты на общение с адвокатом. Суд удовлетворяет просьбу, все выходят из зала: судьи – в смежную с залом комнату, остальные - в коридор. Потом возвращаемся в зал.
Дело в апелляционной инстанции обычно рассматривается очень быстро – в течение часа. Говорить нужно только самое главное. Кроме прежних доводов, защита Александра выкладывает еще ряд нестыковок, например, по экспертизе одежды. По материалам дела, следователь отправляет на экспертизу «пиджак черного цвета» - эксперт исследует полученную «куртку темно-серого цвета» и т.п. Еще: детализация телефонных переговоров свидетельствует о невероятно быстром передвижении потерпевшей: в 15-08 она звонила мужу (до нападения). В 15-49 уже ее муж (после того как она пришла домой) позвонил знакомому оперативнику. За эти 40 или меньше минут на потерпевшую возле Детского культурного центра должен был напасть Сайфулин, после чего она (как утверждает) должна была дойти (обычным шагом, как она говорит) до отделения УФМС на ул. Уральской, 38: оно оказалось закрыто и девушка пошла по ул. Алюминиевой (почти до ДК УАЗА), потом по ул. Октябрьской и далее до дома по ул. Плеханова. Очень сомнительно, что все вышеописанные события могли уложиться в 40 минут.
И, наконец, адвокат представил главный (на мой взгляд) козырь: оказывается, телефон, приобщенный к делу в качестве вещдока (на который якобы покушался Александр) – подложный! В материалах дела зафиксирован его IMEI (уникальный серийный номер) – он совершенно иной, чем IMEI телефона, с которого звонила потерпевшая в день ЧП. Это, как минимум, свидетельствует, что потерпевшая говорит неправду. Интересно, что скажет на это сторона обвинения и суд?
Обвинение представляет девушка-прокурор из Екатеринбурга. Она говорит очень быстро (видимо, из экономии времени) и коверкает фамилию подсудимого. Суть ее выступления: районный суд все сомнения уже разрешил, вину установил. По поводу IMEI она ничего не поясняет, обходит этот вопрос стороной. Потом в коридоре я спрошу ее: почему? Она меня внимательно выслушает, но от комментариев откажется.
Мама Александра — Светлана Юрьевна — выступает в суде вторым защитником. Закон предусматривает такое право по ходатайству подсудимого для его близких родственников. Но пользуются таким правом люди очень редко. Мамой Александра, ее силой духа, дотошностью в изучении материалов дела, нельзя не восхищаться. Именно она, за несколько дней до облсуда, до глубокой ночи вникая в откопированные материалы суда первой инстанции, обратила внимание на расхождение в IMEI телефона потерпевшей. А вообще, по специальности Светлана инженер-строитель.
«Прошу  Прошу вернуть мне имя честного человека и свободу», - произносит Александр в последнем слове. 29 мая у него 30-летний юбилей. Свобода была бы лучшим подарком...
В ожидании вердикта суда мы ждем довольно долго, полагая, что это хороший знак. Но надежды не оправдываются: облсуд сокращает срок на 1 день, засчитывая день пребывания под стражей (17 мая 2012 года) в срок отбытия наказания...
Печально, обидно и непонятно. Очень жалко маму Александра. Жалко и Сашу. Все-таки я считаю, что суд не установил истины. Светлана говорит, что продолжит борьбу — не только ради сына, а ради правды, чтобы сломать несправедливую и незаконную систему. Впереди — кассационная инстанция...
                                                                                                                                                                                                                   Наталья ЛИСОВАЯ.

                                                                                                                           

  

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Следите за нашими новостями:
  

© 2019 Ассоциация «Редакция газеты «Новый Компас», г. Каменск-Уральский. Все права защищены.
При использовании материалов портала, гиперссылка на «Новый Каменск» обязательна.
Использование собственных материалов портала изданиями (как печатными, так и электронными), которые территориально привязаны к Каменску-Уральскому, запрещено.